Новости

В России наблюдается падение операционной жизнеспособности корпоративных заемщиков

Еще 7 лет назад средний уровень операционной рентабельности большей части заемщиков в России из сферы малого и среднего бизнеса находился на уровне 8-14% (по показателям EBITDA - прибыли до вычета налогов, процентов и амортизации). Нижняя граница рентабельности крупного бизнеса тоже находилась примерно на этом уровне. До 2018 года она упала до 5-8% по показателям торгово-производственных компаний. За это время в экономике наблюдались такие процессы, как резкое падение покупательской способности, увеличение доли государства в экономике, автоматизация процессов, которая в российских реалиях обернулась не столько массовыми увольнениями, сколько ростом скрытой безработицы - количество людей, которые получают заработную плату в диапазоне 15 - 20 000 руб. и выполняют простейшие операции, не требующие ни знаний, ни навыков); сильная консолидация рынка, усиление картелей, олигополизация и монополизация целых отраслей, не миновавшая последний оплот свободного предпринимательства - розничную торговлю.

В 2016 - 2019 гг. Институт квалифицированного заемщика провел масштабное конфиденциальное исследование, в рамках которого опросил более 1500 компаний, которые находятся на верхней границе малого и среднего, и на нижней границе - крупного бизнеса. Результаты шокировали - 9 из 10 компаний основывают свою деятельность на "темах", "схемах", "небизнесе", "договоренностях", "монополии или олигополии, которые поддерживаются искусственно" - а не на реально работающих бизнес-моделях, основанных на расчете прибыльности и детализации финансовых показателей. Бизнес-модели большинства компаний из реального сектора экономики мертвы. За последние 6-7 лет на рынке произошли тектонические изменения, и в новой реальности у бизнеса есть только 2 возможных пути развития: или быть окологосударственной компанией и получать заказы путем небизнесовых договоренностей - или быть финансовыми гениями и выдавать сверхценную реальную стоимость. Количество компаний, потенциально способных использовать второй путь развития, в России катастрофически мало.

Системная проблема российского бизнеса - в постепенном снижении операционной рентабельности. А значит - в сокращении количества субъектов бизнеса в принципе, ухудшении качества и количества потенциальных заемщиков и повышении рисковости кредитов. При этом, имею потенциально мертвую бизнес-модель, такие заемщики под эгидой коронавируса или уже получают, или планируют получать кредиты на восстановление бизнеса. Для банков это создает потенциально опасную ситуацию, ведь вернуть такие кредиты будет крайне сложно. По мнению Ивкина, реструктуризировать кредиты фактически мертвого бизнеса крайне опасно, ведь, в отличие от бизнеса, мертвого на бумаге, спасти и улучшить саму модель не получится, а вот вывести деньги до юридической ликвидации такой бизнес успеет. И кредитные каникулы, которые банки предоставляют таким заемщикам, позволяют скорее "временно оживить" мертвеца, чем спасти его - причем, в обеих случаях, за счет банков.

Среднестатистические расходы на НИОКР в частном секторе, который производит продукцию с высокой добавленной стоимостью, фактически равны 0. Еще меньшая доля принадлежит экспорту такой продукции. Проблему усложняет отток людей из регионов и страны в целом. Крайне неэффективная экономическая политика государства не дает шансов надеяться на какие-либо ощутимые изменения в этой сфере в ближайшие 5-8 лет.




Made on
Tilda